Лосино-Петровский. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

вторник, 31 марта

дождь со снегом-2 °C

Лосино-Петровские "Городские ВЕСТИ" к Татьяниному дню.Публикация Игоря Кузьмичёва "Десятый автоматчик"

23 янв. 2017 г., 16:48

Просмотры: 778


Москва. Раннее утро. Сотни людей спускаются и поднимаются по эскалаторам метро, толпятся на перронах в ожидании поезда, суетливо мельтешат у остановившегося состава. В вагоне ожили динамики: «следующая станция – Библиотека имени…»

    Привычная картинка пути на работу была разорвана внезапно прогремевшим взрывом. Вспышка, визг гаек и болтов, разлетевшихся во все стороны. Рикошеты от стен и гулкие шлепки, когда на пути поражающих элементов встречалось чьё-то тело. Рефлексы сработали сами: подхватив первого раненого, она сквозь едкий дым побежала вверх по эскалатору…

 

      Наше восприятие мира сильно зависит от того, где мы живём, что с нами происходит, кто наши друзья, а кто враги. Иногда это вызывает серьёзные проблемы в общении даже с самыми близкими людьми.

    

Она сидела в компании молодых людей и подруг и… плакала. Горько, безнадёжно, шепча что-то себе под нос…

    – Тань, что случилось?

    – Я поссорилась с мужем. Он меня совсем не понимает…

    

    Война – не женское дело. Поговорка стара, как мир. Но всегда находились те, кто не верил в эти четыре слова. Жанна Д`арк, королева Тамара, Катерина Сфорза, Зоя Космодемьянская… И наша землячка Татьяна. 

    В первый раз она попала на войну в 19 лет. На войну необъявленную, но от того ещё более страшную. Ведь каждый  мирный гражданин мог выстрелить в спину.

    Рядовую внутренних войск МВД РФ Тимину  известие о своей скорой командировке во Владикавказ не испугало. Подумаешь, какая-то командировка… Мало ли их уже было. Да и в 19 лет мир кажется совсем другим. И сам почти бессмертен, и друзья твои вечны. Тем более что в ту же командировку направили и возлюбленного Татьяны. А с милым рай и на фронте. Хотя какой фронт? Войну ведь никто не объявлял…

 

    – Рядовой, вам нет 21-го года! Какой идиот вас сюда направил?

    – Пришла разнарядка на 12 автоматчиков, а у нас в полку их только 10. И я в том числе. Вот начштаба и…

    В сердитых глазах полковника МВД отражалась миниатюрная девушка в хорошо подогнанной новенькой, тогда ещё «милицейской» форме. Казалось, что она опасается начальства гораздо сильнее, чем возможных превратностей службы в «горячей точке».

   Очень уж ей не хотелось бросать сослуживцев и своего молодого человека. Последней каплей для полковника стало отсутствие разрешения родителей на «командировку»: «Через три дня с обратным рейсом – домой!» А до тех пор её оставили при полевом штабе отряда, в близлежащем ауле. Со строгим наказом не выходить лишний раз на улицу…

 

    Три дня превратились в неделю – командованию быстро стало не до «несовсем уставного» рядового, хватало и других забот. Тем более в районе опорного пункта, куда её направили, было тихо…

    Старая школа давно была закрыта, и превращена в опорный пункт, миниатюрную крепость и операционную базу для целой роты. И дом, и место служы…

    – Тань, смотри, вон наши возвращаются, – произнесла одна из двух девушек-милиционеров, сидевших на подоконнике на втором этаже. – Твой-то, сержант, совсем орел. Вон как ребята его слушаются. Бойцов бережёт, без потерь воюем. Тьфу-тьфу-тьфу…

    А вот постучать по дереву старшая боевая подруга уже не успела.

 

    Возвращавшийся патруль не дошел до штаба два десятка метров. На глазах Татьяны ведущий группы, тот самый милый сердцу сержант, задел хорошо замаскированный шнур самодельного взрывного устройства. Взрыв фугаса смел милиционеров с тропы. А с вершины горы, на которой и примостился небольшой осетинский аул, в штаб полетели пули.

    – Не было ни страха, ни каких-либо чувств вообще, – рассказывала Татьяна. – Не помню, как я выпрыгула из окна. Помню только крик командира: «Куда ты, под пули?!» А потом увидела, что стало с ребятами. Пятерых, в том числе и его, просто порвало в клочья. Но двое были ещё живы.

    Ни сама Татьяна, ни её сослуживцы так и не смогли понять, откуда в относительно хрупкой девушке нашлось столько сил. Положив раненых друг на друга, она вытащила их из зоны обстрела, передав медикам. Волоком. Под градом пуль – боевики не делали скидку на пол противника… Выжили оба.

 

    Год потребовался на то, чтобы те события хоть чуть-чуть выветрились из памяти. За это время прошло много всего. Татьяна вышла замуж, за гражданского человека.

    Но не оставила службу, и не собирается. По её словам, только там она поняла, что жизнь просто так – не жизнь, а существование. Жить по-настоящему можно лишь ради кого-то. И она живёт. Ради мужа, ради родителей, друзей, знакомых и любого другого человека. Каждый день, защищая всех нас от тех угроз, которые мы порой и не замечаем.

 

– Моё мировоззрение сильно изменилось, – говорила Татьяна. – После взрыва на «Лубянке» в том числе. Ведь многое из того, что происходит, никогда не освещается в новостях. И об этом простому гражданскому человеку не узнать. Например, попытка теракта у Государственной Думы. Двое террористов подложили бомбу прямо у входа. Их заметил охранник и сразу же поднял тревогу. А ближе всех тогда находились мы. Завидев нас, преступники начали стрелять и скрылись. Их задержали лишь час спустя, на другом конце Москвы.

    На память о тех событиях у Татьяны остался небольшой шрам на левой ноге. Пуля прошла, лишь слегка оцарапав, при этом до колена оторвав штанину форменных брюк. Но страшнее было потом, когда до приезда сапёров и прибытия подкреплений пятеро бойцов внутренних войск тесным кружком стояли вокруг бомбы. Не подпуская к ней никого, в готовности закрыть собой прохожих, если взрывное устройство всё-таки сработает. Стояли и думали: рванёт или обойдётся. А мимо шли люди, не догадываясь, почему «менты» вдруг замерли, как изваяния, посреди

улицы.

 

– А он меня не понимает. Совсем. Может позвонить и долго возмущаться, что я не хочу с ним разговаривать. А я на плацу! У нас построение! – говорит Татьяна.

    В расстроенных чувствах она ничуть не напоминала опытного полицейского и солдата. Обычная девчонка, раскрасневшаяся и шмыгающая носом. Мечтающая о малыше, с удовольствием готовящая обед на всю семью, болтающая с подругами. Конечно, когда на это есть время. Ведь единственная поблажка для девушки, – это то, что ночевать в казарме она не обязана…

    Татьяна твёрдо уверена, что по-другому жить не стоит. И ни в грош не ставит молодых людей, «откосивших» от службы в армии. Она просто не понимает их: как и ради чего они живут?! И усмешкой судьбы стало то, что её муж настолько далёк от армии, насколько это вообще возможно. Но любовь есть любовь, и ей покорны даже такие бойцы, как Татьяна.

 

 

    Мы беседовали с Татьяной в далёком 2011 году. Через месяц её ожидала очередная командировка. Аттестованный сержант полиции, одна из лучших стрелков в роте, в мирной жизни ничем не отличалась от обычных девушек. Она каталась на своём скутере по лосинопетровским улочкам и мало кто из знакомых знал правду про её службу. Интересно, катается ли до сих пор?..

 

P.S. По понятным причинам фамилия героини и некоторые обстоятельства её жизни изменены.

На снимке: фото из открытых источников

Игорь Кузьмичёв