Лосино-Петровский. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

вторник, 4 августа

ясно+13 °C

Течёт река Волга

28 янв. 2016 г., 12:23

Просмотры: 186


Памяти Веры Павловны Кротовой посвящается

Памяти Веры Павловны Кротовой посвящается

Первая мировая, Великая Отечественная, афганская, чеченская… Сколько войн прошло за последние 100 лет?! Сколько потерь понесла наша страна?!

На защиту вставали и мужчины, и женщины. Кто-то уходил на защиту Отечества, кто-то выпускал продукты и снаряды для фронта, кто-то оказывал медицинскую помощь.

В посёлок «Красный Октябрь», расположенный в нескольких километрах от Сталинграда, В.П. Кротова попала в 1942 году. Эвакосортировочный пункт находился в трехэтажной школе. Отсюда отправляли раненых в госпиталь в глубокий тыл или долечивали здесь, на месте.

Когда немцы начали бомбить тракторный завод и бои шли уже на другом конце города, пришлось срочно эвакуироваться. Единственный путь – уйти в тыл вниз по Волге. Выделили баржу. Раненых было очень много. Кого привозили, а кто-то приходил самостоятельно. Всех мужчин – санитаров, дезинфекторов, кладовщиков – отправили на оборону тракторного завода. Остались санитарки, раненые и начальник госпиталя.

…Ещё совсем недавно Вера с подругами ходила купаться на Волгу, а теперь вражеские самолёты по-хозяйски летали над рекой и сбрасывали мины. Девушки грузили на баржу оборудование, тяжелораненых, тех, кого не успели отправить в тыловой госпиталь.

Сплавлялись по реке долго. Днями шли за катерами, вылавливающими мины из воды. Ночью стояли в камышах. По пути подбирали раненых, выброшенных на берег, с взорвавшихся теплоходов, пароходов, катеров.

Мина

Скрежет о борт заставил всех замереть – только что обогнавший речной трамвайчик с врачами взорвался. Чтобы не зацепить мину, капитан вел баржу по самой мели, а моряки, прибывшие на помощь, вёслами вызывая волну, аккуратно отгоняли мину от борта. Но вот сераяболванка позади… И на первой же пристани все высадились на берег. Перегрузили раненых в

машину. Ехали грязные, голодные, хотелось пить.

«С тех пор я арбузы не ем…»

Принял Ахтубинский госпиталь. Пока разгружали машину, кто-то вынес ведро компота и буханку хлеба. Перекусили – и снова на баржу.

Узловую станцию Баскунчак, куда они прибыли, немцы бомбили постоянно, расстреливая с воздуха паровозы, выводили из строя эшелоны. Железнодорожный перегон превратился в сплошное месиво. Вот и сейчас «мессершмитт» кружил над станцией. Санитарки госпиталя кинулись врассыпную. Многие направлялись к стогам, чудом сохранившимся от бомбежек.

Вера с подругой спрятались недалеко от станции на бахче, прикрывшись арбузными листьями. Малейшее движение – и пилот мог заметить их. Он нагло летал так низко, что даже было видно его улыбку. Бомба упала недалеко от девушек, прямо на бежавших по бахче женщину и ребёнка. Веру засыпало землёй и кусками арбузов, подругу отбросило взрывной волной. Когда пришли в себя, не было смысла бежать к стогам, и они направились к станции. Начальник госпиталя был рад, что хоть кто-то из санитарок вернулся.

Подали эшелон, гружённый лошадьми. Удивительно, как успевали железнодорожники латать разбитые пути? Быстро загружались в поезд. Вывели коней, раненых уложили на солому – лишь бы только вывезти. На каждой станции снимали по семь–восемь умерших и сдавали местному населению для захоронения. Пять сестёр и один врач. Чем они могли помочь?! С собой были только сумки, набитые ватой и бинтами, да фляжки с водой...

Зелёные погончики

– Сестра, к нам! – пожилой солдат с перевязанной рукой подал Вере здоровую руку и затащил её в вагон. На соломе среди раненых лежал белокурый молодой солдат. Он смотрел на неё огромными голубыми глазами, а на кителе – зелёные погончики. Вера вспомнила, что, как только они отчалили от берега, ещё там, в Сталинграде, к их барже прижало пароход, на котором были молодые военные. С зелёными погонами. По-видимому, только что окончившие училище. Они также шли за катерами, очищающими реку. Молодость брала своё. Знакомились, общались, обменивались адресами. Капитан ругал санитарок, скопившихся на одном борту за то, что баржу накреняют. Вот и этот белокурый, может, с того парохода.

Раненый лежал на спине. Осколком снаряда ему разворотило живот. Он не стонал, только просил пить. Вера достала фляжку с водой и начала поить его по глотку. Парень был настолько красив, что не влюбиться было невозможно.

Он умер у неё на руках. Вера рыдала на весь вагон. От беспомощности, жалости, усталости. Все молчали. Кто-то тихо произнёс: «Повезло парню, его хоть оплакали...».

Первых раненых приняли в Пугачёвске. На протяжении всего пути ни на одной станции солдат не принимали – не было свободных мест.

В неполных 18 лет В.П. Кротова ушла на фронт. Всю войну была санитаркой в госпиталях. Сталинград, Средняя Азия... Что только ни приходилось лечить: ранения, обморожения, тиф, холеру… Сама переболела сыпным тифом.

После войны вернулась в Лосино-Петровский и ещё долго дарила людям здоровье, оставаясь терпеливой и внимательной к своим пациентам – была медсестрой в инфекционном отделении городской больницы.

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц