Лосино-Петровский. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

четверг, 29 октября

ясно+1 °C

Дело "по наследству". История династии врачей Лосино-Петровского

19 марта 2017 г., 9:00

Просмотры: 1247


Трудовая династия. В сочетании этих слов заложены ценность труда, семейные традиции, стабильность и основа профессионального развития. Наиболее часто встречаются династии врачей, учителей, артистов – поколения остаются верными профессии, несмотря на перемены, потрясающие государственные устои. В одном из номеров газеты «Городских ВЕСТЕЙ» редакция предложила читателям рассказать о сложившихся трудовых династиях, профессиональных предпочтениях и отношении к труду, передающихся «по наследству». Первой, кто откликнулась на публикацию, стала Валерия Владимировна СУГРОБОВА, представительница третьего поколения врачей.

Повествование вышло за рамки заданной темы – историю одной семьи невозможно порой вырвать из контекста событий, происходящих в городе, стране. Так, в летописи династии, берущей начало от четы Игнатьевых, есть страница, дописать которую удалось десятилетия спустя…

Но обо всём по порядку.

Бабушка и мама. Начало

Валерия Владимировна бережно хранит семейную реликвию – старинный стетоскоп, которым пользовалась бабушка. Анна Александровна положила начало трудовой династии. Она родилась в семье текстильщиков, с отличием окончила Богородскую гимназию – ещё в царские времена. Поступила в Московский университет, в то время не было специализированных медицинских вузов. По окончании института вышла замуж за врача – Александра Константиновича Игнатьева. Начало профессиональной деятельности совпало со становлением союзных советских республик. По распределению пара поехала в Туркмению, где яростное сопротивление новой власти оказывали басмачи. Бабушка была терапевтом, а дед возглавлял отдел здравоохранения Санэпиднадзора. В тех местах родилась дочь Ирина и в 23-м Анна Александровна с малышкой переехала в Богородск (Ногинск). Следом с домашним скарбом должен был приехать дед. Приехал. Точнее, еле добрался – по дороге на него напали басмачи, оставили чуть живого, практически раздели, отобрали шерстяные туркменские ковры и прочую утварь. Чужие люди собрали кое-какую одежду – в таком виде он и прибыл в Ногинск.

В профессии с пелёнок

Бабушка работала в Авдотьино, Бирлюковском доме инвалидов, во Фряновской больнице до 1935 года, а затем была направлена в Лосино-Петровский. Во время Великой Отечественной в здании 3-го санатория был развёрнут госпиталь, в котором тяжело раненые бойцы проходили реабилитацию. Здесь же медсестрой начала работать мама Валерии Владимировны – Ирина Александровна Барсукова. Так врачебное дело буквально с пелёнок вошло в жизнь нашей рассказчицы, она вольно-невольно впитывала информацию о происходящем вокруг.

– Меня оставлять не с кем было, обе уходили на дежурство и брали меня с собой, – вспоминает Валерия Владимировна. – Некоторые моменты врезались в память: меня часто катали раненые на инвалидных колясках. Помню, один достал из кармана кисет, в котором вместо махорки хранились кусочки сахара и угостил меня. Я так чихала после этого!

После войны семья жила в Лосино-Петровском на территории больницы. На месте, где сейчас находится медицинский центр, стоял деревянный дом, построенный ещё при земской больнице. В нём проживали три семьи. Рядом – большой, на высоком фундаменте, с двумя выходами – дом главного врача. Он половину дома отдал для расселения прибывающих врачей, а вторую занимал сам.

На фото: Мама, Ирина Александровна Барсукова, медсестра процедурного кабинета, 1966 год

Маленькую Леру брали с собой и на приём, и в больницу, и на ночные вызовы – после стука в окошко. А когда удавалось, вся семья собиралась за столом, и главной темой для разговоров было то, что произошло на работе. Обсуждали спокойно, рассудительно, порой с сожалением о ком-то – а для Валерии медицина и семья стали единым целым, и выбор профессии был практически предопределён.

Но чтобы достичь поставленной цели, потребовалось немало упорства.

Несмотря на послевоенные трудности, выпускники школ стремились продолжить образование, но в вуз поступить было сложно: без конкурса проходили абитуриенты после службы в армии или двух лет работы на производстве. Валерия с подругой поступали в медицинский институт в Воронеже три года подряд. После очередной неудачи работали на комбинате и упорно готовились к экзаменам.

– Меня никто не наставлял, как важно ответственно относиться к учёбе, я видела с детства уважение народа к врачебной специальности, к бабушке. Я носила её фамилию и мне в школе, а затем и в институте было стыдно получать плохие отметки, – уточняет рассказчица.

С улыбкой, как на праздник

После института Валерия по распределению поехала в сельскую местность Рязанской области, в центральную районную больницу. Три года, обязательные для отработки, многие считали «ссылкой», но она поехала, по собственному признанию, «с улыбкой, как на праздник».

На фото: Валерия Игнатьева в 1964 году. Практика, 4 курс

Валерия Владимировна называет этот период «романтикой». Юго-восток России, Черноземье, жители – преимущественно крестьяне… Врача ждали с нетерпением, так как предыдущая «смена» отработала три года и отбыла на более благоустроенные территории. В ЦРБ по специализации «педиатр» остался один доктор, которой было 62 года, и та спешила во Владимир, в госпиталь, на встречу военных врачей.

Молодой специалист прибыла на станцию Вёрда ранним утром с чемоданом книг и подушкой – неизменным набором необходимых вещей. На машине с красным крестом Валерию Владимировну доставили в ЦРБ. Полдома с печкой, вода и туалет на улице – бытовые неудобства компенсировались радушием окружающих людей и желанием коллег помочь, посоветовать, научить…

Вскоре в больницу после окончания Рязанского института приехал и будущий муж Валерии – Юрий Васильевич Сугробов, хирург по специальности.

– Собралась молодёжь и началась наша жизнь – «романтика»: знаний много, практики никакой, печку топить, воду носить и читать медицинскую литературу после каждого общения с больным, – вспоминает Валерия Владимировна.

ЦРБ обслуживала пять участковых больниц и 33 медпункта на расстоянии до пятидесяти километров. Выпускнице вуза пришлось быстро адаптироваться:

она стала районным педиатром и несла ответственность

за всю «службу детства». С весны по осень – на машине, зимой – на санях, запряжённых лошадьми, или на тракторе по бездорожью, объезжала отдалённые деревни.

С тех пор прошло 43 года, но до сих пор, по словам нашей собеседницы, она поддерживает связь с коллегами, созванивается и приезжает в ставшие такими родными и значимыми места.

После восьми лет работы в Рязанской области семейная пара Сугробовых переехала в Лосино-Петровский. Валерия Владимировна устроилась участковым педиатром, Юрий Васильевич – хирургом в городскую больницу.

Семейное дело продолжает внук. В десятилетнем возрасте, когда не стало Юрия Васильевича, с которым он был очень близок, сказал: «буду продолжать дело деда». Окончил медицинский колледж, работает медбратом и готовится к дальнейшей учёбе.

– Я благодарна судьбе за то, что выросла в семье врачей, – говорит Валерия Владимировна. – Служить медицине трудно, но интересно и почётно. Всем ты нужен – и в рождении, и в болезни, и слово, сказанное выздоравливающим: «спаси-бо» – это бальзам на душу.

Общий медицинский стаж семьи Игнатьевых–Барсуковых–Сугробовых 170 лет, из них в городской больнице Лосино-Петровского – 110 лет

Врачебное дело. Это словосочетание ассоциируется, прежде всего, с профессией. А если сказать «дело врачей»? Пожалуй, многие из старшего поколения вспомнят репрессии, начало которым было положено ещё до войны…

Анна Александровна и Александр Константинович Игнатьевы расстались ещё до войны – в 33-м, как говорится, по семейным обстоятельствам. Он уехал на родину, в Саратовскую область. Расставание бабушка – тихая, скромная женщина, перенесла, не показывая окружающим своих переживаний. Никаких вестей не поступало, и вся семья была в неведении, как сложилась дальнейшая судьба Александра Константиновича. До недавнего времени.

– По характеру дед был прямолинеен, всегда говорил правду, не выносил давления со стороны. Как говорится, «служить бы рад, прислуживаться тошно», – рассказывает Валерия Владимировна. – О том, что с ним случилось, узнали только в прошлом году. Дочь нашла в Интернете, в списках репрессированных в Саратовской области: Александр Константинович Игнатьев расстрелян 12 сентября 1938 года – ещё до моего рождения.

На центральном фото: Бабушка, Анна Александровна Игнатьева, дворник Яков Матюхин и тот самый, семейный стетоскоп. Амбулатория в Ситькове, 1946 год