Лосино-Петровский. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 25 октября

облачно с прояснениями+8 °C

НЕ героям не вручают ордена. Памяти Георгия Леонтьевича Конакова посвящается…

21 дек. 2016 г., 17:12

Просмотры: 494


К Великой Отечественной войне ветераны относятся по-разному. Одни, вспоминая героические дни, охотно делятся об увиденном и прочувствованном. Другие не торопятся открываться. Не потому, что было невыносимо трудно на войне, а потому, что долг защиты Отчизны не считают нужным озвучивать и принимают как должное и необходимое мужское дело.

     В тот день, как бы я ни старалась получить информацию о боевых днях у ветерана Великой Отечественной Г.Л. Конакова, всё сводилось к рассказам о детях, внуках, супруге – Любови Григорьевне, и о доме, в котором они живут.

 

Орден Отечественной войны I степени – награда Георгия Леонтьевича за защиту Родины. А значит, за ним есть и история.

 

     Георгий попал на фронт после знаменитого выступления И.В. Сталина о народном ополчении по радио. Пошёл ради реабилитации отца, репрессированного ещё в 30-м. Студенческо-молодёжному отряду-полку, в который он был распределён, дали месяц на обучение, а затем выдали форму, выделили скудный паёк, загрузили в вагоны и отправили под Ржев. Но повоевать не успел. Враг с воздуха обстреливал эшелон на ходу. Бойцы – здоровые, раненые – выпрыгивали из движущегося состава и бежали врассыпную.

       Пуля настигла и Георгия. После госпиталя в ноябре 1941 года он получил направление в город Яхрому под Дмитровом. Это была Первая ударная армия, отдельная рота автоматчиков. Бои не прекращались.

 

– Сначала оборонялись около Дмитрова, затем перешли в наступление, – рассказывал Георгий Леонтьевич, – снег, холод. Одеты добротно: шинели, подстёжка, маски от снега, валенки. Зима была сырая. А нам то лежать, то бежать. Что не деревня, то пожарище. Дома были разрушены не только бомбёжками, но и диверсионной группой комсомольцев. Они уничтожали в тылу всё, что могло достаться врагу. Негде ни переночевать, ни согреться. Шли словно по адовой земле.

 

    В Клину рота получила приказ: очистить место для штаба. В это время Георгий командовал взводом. По закону «чапаевского» жанра: каждый командир должен был быть впереди.

 

    Конакова, возглавлявшего отряд, немцы первого и закидали гранатами. Осколок больно ударил в лицо. Глаз затёк сразу, но командир не покинул боя. И только выполнив задачу, он обратился в санбат. Госпитализации не было, и, погрузившись в вагоны, бойцы направились на Северо-западный фронт под Старую Руссу.

     Вместе с ротой Конакова воевал и противотанковый отряд. Здесь были и молодёжь, и бойцы в возрасте. Немецкая пехота, подкреплённая танками, пыталась прорваться по всей линии фронта. Оборонительные бои были психологически невыносимы. Страх заставлял отстреливаться. Те, кто не выдерживал и бежал, подставлял грудь под пули своих же товарищей.

     Отступать нельзя, только вперед. В такой критической ситуации обязательно находились герои: один из молодых бойцов бросился к танкам с гранатами и подорвал ползущего монстра. Остальные машины повернули и ушли, увели за собой пехоту и открыли дорогу к наступлению.

 

    Третье и последнее ранение Георгий Конаков получил при наступлении наших войск под Старой Руссой. Пуля прошила лицо от левого уха и вышла в подбородке…

– Героя из меня не получилось, – рассказывал Георгий Леонтьевич, – шёл вперед, чтобы не было стыдно от товарищей. Шёл и оглядывался, чтобы не отставали бойцы и бежали за мной.

Но не героям не вручают ордена…

В мирное время Г.Л. Конаков закончил технологический институт и всю жизнь занимал руководящие посты на Монинском камвольном комбинате.

Главным достижением в жизни его семьи – были дети, внуки, дом. Дочь и сын в своё время получили высшее образование и посвятили себя космонавтике…

 

На снимке: Г.Л. Конаков

Фото автора