Лосино-Петровский. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 20 сентября

облачно с прояснениями+7 °C

«Полигон – пески сыпучи…» Памяти Александра Фёдоровича ПОЛЕВОДОВА посвящается

17 февр. 2017 г., 11:58

Просмотры: 804


В.Н. Челомей, С.А. Лавочкин, А.Н. Туполев... Именно под руководством этих конструкторов проходили испытания на советских полигонах иностранные и отечественные боевые ракеты. Было всякое: успешные запуски, падения ракет при взлёте. Космос и гонка вооружений начинались с Великой Отечественной войны. С немецких боевых ракет…

       Александра Полеводова призвали в вооружённые силы в 44-м. Получил направление в Криворожскую авиашколу лётчиков первоначального обучения. Через полтора года школу расформировали в связи с окончанием войны – в новом наборе лётчиков не было необходимости. Предложение продолжить обучение во 2-ой Московской школе механики спецслужбы принял с радостью.

 

– Когда мы, пятеро ребят, после окончания спецшколы прибыли на место назначения, это было в 48-м, то увидели всего лишь наполовину врытый в землю вагончик, – рассказывал Александр Фёдорович. – Думали, авиация – самолёты. А тут – чистое поле. Мы – это группа, вливающаяся в только что сформированную воинскую часть, и предоставленные нам под полигон бескрайние просторы степей.

 

      В первый же год на испытание и изучение прибыла немецкая управляемая морская торпеда «Хеншель» с гелеводородным двигателем. Провели несколько испытаний, и она была отбракована. А к концу 49-го, когда воинская часть перебрались в посёлок Владимировка, начали испытывать поступившую под шифром «Прибой» – ФАУ-1. Возглавлял эти испытания авиаконструктор В.Н. Челомей. Полеводов отвечал за автопилотируемые приборы.

– Когда заканчивал школу механики, где изучали часы, всякие «волоски», мелкие винтики в приборах, – продолжал воспоминания Александр Фёдорович, – думал, что вот уволюсь, буду часовым мастером работать. А когда в 50-м дали отпуск, и я приехал домой, в Казахстан, увидел нищету, подумал: куда я приеду?

Рассказчик на минуту затих. Горькие воспоминания перехватили дыхание. Трудно вспоминать и разорённую войной страну, и семью, и тяжёлые послевоенные годы…

В 50-х в Саратове открылась заочная школа для тех, кто ушёл на войну, её не окончив. Александр сдал документы и через два года получил аттестат зрелости.

– Фау-1 – это беспилотная крылатая ракета, – продолжал беседу Александр Фёдорович, – уже в 44-м немцы бомбили ими Лондон. Мы их испытывали год, поучились, попускали, а потом начали разрабатывать свои. Это было на полигоне Оренбургского лётного училища. За испытания этой ракеты мы все были награждены отпусками.

Позднее Полеводов подготовился и экстерном сдал экзамены в военное училище, чтобы оставаться на военной службе, нужно было иметь высшее образование.

Испытания проводных бомб, подводных, системы «Краб», Туполевского «Ястреба»… – всего не перечтёшь. Межконтинентальная крылатая ракета «Буря» конструктора С.А. Лавочкина запускалась вертикально, как на космодроме. В то время Александр Фёдорович был заведующим электрической частью стартовой площадки.

Первый пуск. Ракета на старте. Присутствуют С.А. Лавочкин, А.Н. Туполев и другое высшее руководство.

 – Жара – лето. В пятнадцати метрах от ракеты руководство заняло места в бункере у перископов, – продолжал собеседник. – А все службы – аварийную команду, пожарных, медиков и нас, специалистов, удалили за километр от ракеты. Мы залезли на бортовую машину и наблюдаем. Солнце всходит. Клубы дыма, нос ракеты поднимается – и вдруг она заворачивает и падает. Взрыв. По степи зашипел ковыль. Нас как ветром сдуло с борта машины. Когда волна прошла, мы все сели в машину и поехали к месту старта ракеты.

 

Александр Фёдорович выскочил на насыпь. Их электромонтажную покорёжило – волной вынесло дверь, крышу приподняло и сдвинуло. Заправочная со специальным жидкостным материалом, которая и заправляется в специальных костюмах и противогазах, была раскурочена взрывной волной. Несколько человек с отравлением увезли санитарные машины. Три дня проводилась санобработка стартовой площадки.

 

– На запуск ракеты приехали представители киностудии из Москвы. Операторы расставили подающие и принимающие камеры и на нашей вышке, – продолжал рассказ Александр Фёдорович. – После случившего, нашли только одну камеру – подающую. Сто метров цветной плёнки вместе с камерой исчезли. А она как раз должна была зафиксировать весь процесс запуска ракеты. Через три дня, когда студийцы уже собрались уезжать, мы, проверяя прожекторы и лампы на вышке, обнаружили пропажу. С её помощью и узнали причину падения ракеты.

Мы с Полеводовым сидели у него на кухне, пили чай. Он – был поглощён воспоминаниями о прошлом, я – открывающимися тайнами испытаний военной и космической техники, в которых рассказчик принимал непосредственное участие. В свои годы он с лёгкостью оперировал техническими терминами, вспоминая и названия давно забытых и снятых с производства ракет, и номера воинских частей, в которых служил.

– Во время одного из транспортных ракетных испытаний произошла авария, – продолжал вспоминать Александр Фёдорович. – Мне перебило ноги, и я получил травму головы. В госпитале ноги подлечили. Но чувствовал себя плохо, поэтому подал рапорт на увольнение. Шёл 1973 год...

Чай в чашках остывал, диктофон записывал, а я восхищалась этим поколением – ветеранами и участниками войны. Скромные и сильные, безмерная тяга к знаниям, ответственность перед порученным делом, высокая самоотдача…

 

    После увольнения в запас семья Полеводовых обосновалась в Лосино-Петровском. Александр Фёдорович стал работать на Калининском заводе, на котором выпускали те самые ракеты, которые они испытывали на полигоне. Здесь трудились и его бывшие коллеги.

А потом – служба в Центре подготовки космонавтов в Звёздном городке в составе особого конструкторского технологического бюро «Орбита». Участвовал в создании тренажёров станции «Союз».

     А.Ф. Полеводова в городском округе знали многие. Активный, порядочный, добродушный – так характеризовали его горожане. Около 10 лет он возглавлял совет ветеранов городского округа. Работы было много: нужно восстановить справедливость в получении ветеранами наград, помочь в каких-то бытовых вопросах, организовать и провести вечера и праздники, посадить берёзовую аллею… И всё у Александра Фёдоровича получалось...

 

На снимках: А.Ф. Полеводов и системы, которые он испытывал

Фото автора и из сети Интернет